Рыночные системы

Switch to desktop Register Login

О бюджетном правиле

В моей предыдущей статье было показано, что текущая курсовая политика Банка России формально нарушает ст.75 Конституции РФ, а неформально – наносит стране существенный ущерб, провоцируя разрушительный спекулятивный процесс скупки валюты. Там же было показано, что эту ошибку можно легко исправить, уменьшив размер валютного коридора и «привязав» изменение границ коридора к существенным изменениям в фундаментальной части платежного баланса – счете текущих операций.

К  сожалению, серьезные системные ошибки допускает не только Банк России, но и наше Правительство. Одна из них – это ориентация на перманентную девальвацию рубля. Вопрос  о влиянии девальвации рубля на экономику России объективно и системно рассмотрен в статье по этой ссылке, где фактически доказывается утверждение о том, что девальвация рубля наносит  России огромный вред.

В этой статье  речь пойдет о наличии серьезных логических ошибок в так называемом «бюджетном правиле». Эти ошибки в настоящее время способствуют снижению темпов роста нашей экономики.  Для полной конкретности под «логикой» будем понимать правила, позволяющие получить (вывести) истинные утверждения из других истинных утверждений и/или из исходных посылок (аксиом). Логика в данном определении – это основа для построения адекватного представления об окружающем нас мире. Поэтому ее следует соблюдать всегда и везде. К сожалению, эта основа стала слишком часто игнорироваться, и мы начинаем все глубже и глубже погружаться в «мир абсурда». Этот мир уже полностью захватил политику, где явные «двойные стандарты» стали нормой, и, на мой взгляд, очень прочно обосновался в экономике.

Теперь собственно о «бюджетном правиле». Оно гласит, что «нефтегазовые» доходы бюджета, связанные с превышением цены на нефть над некоторым (усредненным за несколько лет) расчетным значением, следует выводить в резервный фонд. Средства из этого фонда можно направлять в расходы  в случае, если текущие цены на нефть окажутся меньше расчетной цены, в случае достижения резервным фондом некоего максимального размера, а также для финансирования «непредвиденных» расходов.  Вроде бы все логично: если доходы, связанные с некоторым направлением  (в данном случае, «нефтегазовым»), случайно варьируются, а мы хотим иметь стабильные (запланированные) расходы, обеспечиваемые этими доходами, то имеет смысл запланированные расходы «привязать» к среднему значения этих доходов и, если реальные доходы будут превышать среднее значение, то  накапливать их в специальном фонде, а если реальные доходы будут меньше средних – то использовать средства фонда для сохранения запланированных расходов.  По такому алгоритму действует любой человек, «стабилизирующий» свои расходы на основе «нестабильных» доходов. Практика показывает, что если человек использует этот алгоритм, то это часто приносит  ему пользу и, по крайней мере, не приносит ему вред.

Но в случае с «бюджетным правилом» ситуация немного другая: там в роли человека выступает Правительство, которое обязано следить, чтобы не было вреда не только самому Правительству, но и системе, которую это Правительство обслуживает. И здесь как раз проявляется незаметное на первый взгляд явление: простое накапливание денег в резервном фонде может нанести вред системе! Это явление связано с тем, что бюджетные деньги, «проходящие через» Правительство, являются составной частью денег, находящихся  «в обороте» реального сектора и ЛЮБОЕ изъятие этих денег из «оборота» может негативно отразиться на состоянии реального сектора. Для пояснения данного утверждения рассмотрим простую систему с фиксированным количеством денег (без эмиссии) и сбалансированным бюджетом. Будем считать, что система состоит из участников (физлиц и предприятий), осуществляющих производство и потребление товаров и услуг, а также Правительства, осуществляющего бюджетные функции. В такой системе потоки денег от участников к Правительству и  от Правительства к участникам, будут равны (бюджет сбалансирован). При этом взаимодействие участников и Правительства можно представить в виде постоянного и непрерывного потока денег, выходящего от участников, «проходящего через» Правительство и возвращающегося к участникам.

Теперь представим, что Правительство начало часть денег из «проходящего через» него потока выводить в резервный фонд.  Что будет? Очевидно, что будет происходить увеличение среднего количества денег «в Правительстве» и, соответственно, уменьшение среднего количества денег, находящихся  у участников, поскольку общая сумма денег в системе не меняется (нет эмиссии). Уменьшение среднего количества денег, «обращающихся» среди участников, может привести к уменьшению интенсивности процессов производства и потребления в системе и, соответственно, нанести вред системе. Замечу, что данное утверждение справедливо независимо от того, как деньги «обращаются» среди участников.

Таким образом, в системе с ограниченным количеством денег, ЛЮБОЕ накапливание денег в резервном фонде способствует нанесению вреда системе, поскольку уменьшает количество денег, «обращающихся» среди участников.

Сразу возникает вопрос: а возможна ли ситуация, при которой формирование резервного фонда не предполагает вреда системе? Вышесказанное позволяет легко ответить на этот вопрос: вреда не будет только в том случае, если мы имеем систему, в которую осуществляется добавление денег (эмиссия), а в резервный фонд выводится та часть этой эмиссии, которая является избыточной для системы. То есть выводить в резервный фонд без вреда можно только «избыточные эмиссионные» деньги.

Здесь сразу возникает вопрос:  являются ли «нефтегазовые» доходы эмиссионными? Оказывается, что обычно да. Но не всегда! Обычно, эти доходы оказывались эмиссионными из-за того, что валютную выручку наших сырьевых экспортеров постоянно скупал Банк России (при этом валюта направлялась в валютные резервы, а рубли просто эмитировались).  Это происходило из-за хронически профицитного платежного баланса РФ, основанного на еще более профицитном  торговом балансе, что приводило к постоянному превышению предложения валюты над спросом на нее на внутреннем валютном рынке РФ, при этом Банк России скупал «излишек» предложения валюты для обеспечения курсовой устойчивости рубля (в соответствии с ст.75 Конституции РФ). Но ситуация резко изменилась в 2009 году, когда резко усилился отток капитала из РФ. В моей предыдущей статье было показано, что этот отток спровоцировал Банк России, фактически отказавшись управлять курсовой устойчивостью рубля. Этот отток постепенно свел профицит платежного баланса РФ к нулю. Это значит, что постоянная скупка валюты Банком России прекратилась и «нефтегазовые» доходы бюджета ПЕРЕСТАЛИ БЫТЬ эмиссионными. А это, в свою очередь, означает, что изъятие этих доходов в резервный фонд однозначно приводит к УМЕНЬШЕНИЮ  среднего количества денег, «обращающихся среди участников»,  и, соответственно,  способствует снижению темпов роста экономики.

Таким образом, бюджетное правило необходимо скорректировать следующим образом: в резервный фонд можно выводить только «избыточную эмиссионную часть» нефтегазовых доходов.

Но это еще не все ошибки. Наряду с ошибками, связанными с пополнением резервного фонда, существуют ошибки, связанные с расходованием резервного фонда. Мы помним, что в соответствии с бюджетным правилом расходование средств фонда  возможно  при недополучении нефтегазовых доходов (при падении цены на нефть ниже расчетной), при достижении фондом максимального размера, а также для осуществления  «непредвиденных» расходов.   

Из сказанного выше следует, что расходование средств резервного фонда – это ВСЕГДА увеличение среднего количества денег у участников (добавление денег участникам). Соответственно, это добавление (если оно «слишком» большое) может нанести вред системе (возникнет дополнительная инфляция). При этом, будет вред или нет, зависит ТОЛЬКО от текущего состояния системы и от интенсивности добавления денег. Например, если текущее состояние системы характеризуется 100% загруженностью ее основных средств, то расходование средств  резервного фонда на повышение зарплат бюджетникам приведет к росту инфляции, поскольку вызовет увеличение потока конечного спроса, на которое производство не в состоянии адекватно ответить, но если в данных условиях сначала направить деньги фонда на модернизацию основных средств (что снизит их загрузку), а затем из того же фонда профинансировать  увеличение зарплат – то система «с пользой» воспримет эти деньги – в ней начнется рост производства без увеличения инфляции.

Здесь следует специально отметить, что факт того, что деньги когда-то легально попали в резервный фонд, НЕ ОЗНАЧАЕТ, что эти деньги можно в будущем без вреда использовать в расходах бюджета!

Итак,  вторая корректировка бюджетного правила может звучать следующим образом: перед расходованием средств резервного фонда ВСЕГДА следует проверять, не нанесет ли это вред системе.

Из сказанного можно вывести некоторое дополнительное общее правило: расходовать всегда нужно столько, сколько «требует» система для желаемой динамики развития. При этом требуемые деньги нужно брать из доходов, если не хватает – из фондов, если и их  не хватает – напрямую у Банка России (последнее в РФ запрещено, но в США разрешено!).  Это – революционное изменение «бухгалтерской» сути бюджета, которое снимет все препятствия для динамичного роста экономики РФ. Однако, для его эффективного применения НЕОБХОДИМО: 1) чтобы Правительство имело адекватный механизм, позволяющий с достаточной точностью определять реакцию системы на добавление в нее денег и 2) чтобы Правительство несло реальную ответственность за результаты таких добавлений. Пока ни одно из этих необходимых условий не выполняется, Правительство не сможет эффективно использовать даже откорректированное «бюджетное правило».  В этой связи еще раз хочу обратить внимание на то, что ЛЮБОЕ изъятие денег из «равномерного» денежного потока, «проходящего через» Правительство, может нанести вред системе. Также вред возможен от использования в расходах ЛЮБЫХ накопленных ранее денег. В первом случае происходит изъятие денег «из оборота» (что может вредить системе), во втором случае происходит добавление денег «в оборот», что также может нанести вред системе. Сейчас наш бюджет работает так: все доходы безусловно изымаются из оборота и в течение финансового года крайне неравномерно направляются в расходы. При этом в конце года, обычно, приходит резкий рост расходов. Представьте себе ситуацию, когда человек, желая помыться, заходит в душ, включает воду, а ему говорят: подожди до конца года (пока бак не заполнится), а когда бак, наконец, заполняется, у него отваливается дно и огромная масса воды выливается на человека, нанося ему увечья. Нормальному человеку это, конечно, не понравится, и он начнет возмущаться. Но почему-то мало кто возмущается, когда аналогичные вещи каждый год происходят с нашим бюджетом. Здесь возникает вопрос: неужели так трудно обеспечить равномерный «переток» доходов бюджета в расходы? Ответ простой: в общем, не трудно, но тогда станет невозможно «управлять» средствами, временно выведенными из оборота (этих средств просто не будет). А это оказалось такой привлекательной «конфеткой», ради которой можно «обосновать» любое изъятие денег из оборота. В данном случае мы имеем очередной пример действий не в интересах системы, поскольку данное управление предполагает «искусственное» нарушение равномерности денежного потока, «проходящего через» Правительство, что однозначно предполагает нанесение вреда системе. Мне скажут: ведь размещение средств бюджета на депозитах коммерческих банков приносит пользу системе. Отвечу: эта операция по сути эквивалентна выдаче беззалоговых кредитов участникам, эти операции находятся в прямой компетенции Банка России и могут выполняться без нанесения вреда системе. Поэтому, пусть это делает Банк России, а техническая задача Правительства – обеспечить максимальную равномерность бюджетного денежного потока.

Но и это еще не все. Мы выяснили, что искусственно выводить деньги из «равномерного» обращения для их «управления» не следует. Но что делать с деньгами, уже выведенными в резервный фонд? Правительство упорно хочет их «размещать». Разберем это более подробно. Суть размещения денег состоит в том, чтобы их количество стало больше. Но для уровня власти, на первый взгляд, это бессмысленно, поскольку власть в лице Банка России  имеет неограниченный источник денег. На самом деле смысл пока есть, поскольку власть сама себе поставила ограничение: Банк России не может напрямую давать деньги Правительству.  Это ограничение легко обходится. Например, если Правительству срочно нужны деньги, то Банк России может дать соответствующий кредит какому-нибудь госбанку, который купит облигации Правительства. Тем не менее, в условиях этого ограничения Правительство использует «размещение» денег, выведенных из оборота для того, чтобы, в частности, ЗАСТАВИТЬ Банк России ЭМИТИРОВАТЬ для него деньги. Для этого Правительство применяет нечестную спекуляцию: на деньги резервного фонда покупает различную валюту, провоцируя девальвацию рубля. «Нечестность» заключается в том, что Правительство в паре с Банком России могут со 100% вероятностью «затащить» номинальный курс рубля туда, куда они захотят, независимо от объективных реалий, формирующих значение этого курса. Сейчас они реализуют очередную искусственную девальвацию рубля. Текущая роль Банка России в этом - поощрять и контролировать  этот процесс с тем, чтобы он шел более-менее равномерно и непрерывно. Роль Правительства – провоцировать девальвацию рубля скупкой валюты за счет средств резервного фонда, а также проводить «словесные интервенции», поддерживающие стабильный спрос на валюту со стороны резидентов. При этом Правительство равномерно и непрерывно получает от Банка России дополнительные доходы в виде положительной переоценки его валютных активов.  Такая деятельность, по сути, является грубой рыночной манипуляцией, которая формально везде (и у нас) осуждается. Но продолжает применяться на самом верхнем уровне управления! Это – очередной абсурд! При этом то, что перманентная девальвация рубля наносит стране колоссальный вред и фиксирует ее в позиции слабой и зависимой страны, по всей видимости, ни Банк России, ни Правительство не волнует – ведь они четко выполняют «свои задачи» - один «таргетирует инфляцию», другой всеми силами старается увеличить доходы бюджета. А за динамику реальных характеристик качества системы (благосостояние населения и устойчивость системы) у нас эти ведомства не отвечают. У нас за это пока отвечает только Президент (и он не снимает с себя этой ответственности). Но реально управляет системой Банк России и Правительство. Нестыковка получается!

Сейчас и Банку России и Правительству следует признать, что их представления о причинах снижения темпов роста в РФ не соответствуют действительности. А их установка на очередную искусственную девальвацию рубля, которую они уже в течение года реализуют, только усугубляет негативную ситуацию.

Еще раз хочу привести НЕОТЛОЖНЫЕ меры, которые позволят резко изменить ситуацию к лучшему (эти меры – результат системного анализа, изложенного в книге по этой ссылке):

1.      Изменить курсовую политику Банка России с целью полного исключения спекулятивной составляющей в курсе рубля (уменьшить размер валютного коридора, а границы коридора изменять только при изменении счета текущих операций). Это приведет к резкому уменьшению оттока капитала, поскольку многочисленные резиденты в «короткой» валютной позиции (валютные активы меньше валютных обязательств) перестанут нести убытки. Прекратится спекулятивная девальвация рубля, «выкачивающая» деньги из реального сектора.

2.      Внести следующие исправления в бюджетное правило: «выводить в резервный фонд только «излишние эмиссионные» доходы, при расходовании резервного фонда постоянно проводить специальный анализ на предмет их эффективности и отсутствия вреда».  Это исключит имеющееся сейчас изъятие денег из «обращения среди участников». Обеспечить максимальную равномерность расходования бюджетных денег. Прекратить размещать средства резервного фонда в валюту (после выполнения п.1 это потеряет смысл, поскольку искусственная  девальвация рубля будет исключена).

3.      «Заморозить» все тарифы всех госмонополий.  При этом запретить им снижать «разумные» расходы, а все вопросы «развития» решать за счет дополнительных инвестиций (в основном, государственных). Инфляция снизится до уровня 3%. Деньги для госинвестиций брать из бюджетных фондов, а при их исчерпании – косвенно у Банка России. При грамотной реализации инвестиций дополнительной инфляции не возникнет.

4.      После реального снижения инфляции создадутся приемлемые условия для развития собственного производства. При этом необходимо предпринять дополнительные меры по его поддержке (исключая девальвацию рубля). Возможные меры поддержки: существенные налоговые льготы производству, ориентированному на внутреннее потребление (при этом недополученные доходы бюджета компенсировать из бюджетных фондов), при острой необходимости применять тарифные и нетарифные ограничения импорта (вопреки нормам ВТО).  

5.      Организовать дополнительную программу «инвестиций в человеческий» капитал (это очень эффективный способ добавления денег в систему). Деньги брать из бюджетных фондов. При правильном расчете интенсивности инвестиций дополнительной инфляции не возникнет. В результате восстановится рост потока конечного спроса, что запустит общий процесс интенсификации в системе.

(C) Mikhail Suntsov, Moscow, Russia

Top Desktop version